?

Log in

No account? Create an account
бла-бла-бла - На границах мечты. [entries|archive|friends|userinfo]
moravik_mcrain

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

бла-бла-бла [Jun. 12th, 2007|09:10 pm]
moravik_mcrain
День пятый (1-ое мая – реальное 2-ое мая). Ошейники и аукцион.

Утро я не помню.

Днем был аукцион, все бегали, собирали деньги, потому что очень хотели выкупить свитки с мемуарами Соляриса Малфоя. Не знаю почему, но мне было не интересно этим заниматься, хотя я честно вложила деньги в общую копилку и присутствовала на аукционе.

Позже было счастье, выражающееся в бане. Очередное чудо. Я имею в виду не саму баню, а ощущение с каждым днем повышающейся ценности простых вещей, таких, как сухие ноги, горячий, чай, чистая голова и перчатки.

Не успели мы расслабиться и с наслаждением покурить на крыльце, как пришла очередная пугающая весть: наша Присцилла Присцеллс (ловец Рейва), пошла куда-то с Вильгельминой Райс, недавно вернувшейся из холмов с ошейником, и ее уже два часа никто не видел. Мы с Рутвен схватились за головы. Сколько, ну сколько времени нужно, чтобы объяснить элементарные правила безопасности? Неужели не ясно, что с вернувшимися из холмов надо вести себя очень осторожно? Нет, эти ребята не прокаженные, мы их любим, мы им доверяем и хотим им помочь. Но с другой стороны, мы не хотим, чтобы они причинили вред кому-то еще. Разумеется, всем было ясно, куда делась Присцилла. Мы искали ее по Хогсмиду, зная, что это бесполезно.

Ночь пятая. Бал.

Стемнело. Народ с пугающим вдохновением стал собираться на бал. Всем хотелось танцевать, не смотря ни на что. Девушки надевали вечерние платья, с презрением рассуждая о потенциальной опасности со стороны людей с ошейниками, а так же оборотней. Ведь сегодня опять полнолунье.

Вроде бы было весело, но создавалось впечатление легкой обреченности. Мне было страшно. Просто страшно, без объективных причин. Вдобавок, стало ясно, что вальсов на этой тусовке не будет, а я так старательно учила их к сессии… Почему-то стало до слез обидно, что эта ночь может быть последней, а я так и не станцую вальс ни разу в жизни.
К концу бала в зале осталось 5 человек. Остальные просто ушли, говоря, что им не интересно. Фишер сказал, что люди бояться. Я не уверена, что причина была в этом, однако мы дотанцевали до конца.

В Хогвартсе было тихо. Ученики вместе с преподавателями сидели по гостиным и вяло переговаривались. Я мерзла снаружи: отчаянно не хотелось вновь слушать тертую и перетертую историю с ошейниками. Мимо проходил профессор Люпин, часто останавливался и мы разговаривали. О чем – не помню, но на тот момент это было очень важным. Восхитительный человек.

Примерно в три часа ночи в нашу гостиную постучалась Люсинда Уаймен...
...уже светало. От бессилия и глупости хотелось тихо плакать. Если бы это был конец ночи.

Я стояла на пороге гостиной и смотрела на небо. Мелькнули алые перья: передо мной появился феникс. «Пойдем, тебя требуют авроры. Это ведь ты МакРейн», - сказал он. Мерлин, ну что еще?
Я вышла из Школы и сразу получила в лоб заклятьем, формулу которого не помню. Мистер Диггори проверил, были ли на мне Империус, Круциатус, кусали ли меня вампиры или оборотни. Нет, все в порядке. Злая на аврорат и на весь мир я спросила, что им надо.
- Мы нашли девочку с ошейником.
- Кто? Кто еще?
- Дженерлен Уайт. Она требует МакРейна, говорит, что будет разговаривать только с ним.
- Стоп. Я не мальчик вообще-то.
- Я вижу. Может быть, это ошибка.
- Хорошо, давайте я схожу с вами и спрошу Джен, кто ей нужен.

Джен. Какого черта еще и она? Милая, улыбчивая девушка с великолепным, глубоким голосом. Я бреду, спотыкаясь от усталости, белизна снега слепит уставшие глаза…

Дженерлен лежит на кровать под Морфеусом. У меня от жалости перехватывает дыхание: она такая бледная, такая несчастная. Ее пытали, наверное…Сволочи. (Я имею в виду на Авроров, конечно.) Из глубины души поднимается лютая ненависть.
«Анемозус», - произносит аврор. Джен непонимающе смотрит на меня:
- Кого они привели? Тупые авроры.
- Джен, тише. Скажи мне, кого ты хотела видеть. Я тебе помогу.
- Джеймса.
- Но его фамилия МакКей. МакРейн – это я.
- Черт. Я перепутала. Приведите Джеймса, я буду говорить только с ним.

Меня провожают обратно. У меня такое чувство, что жить стало незачем. Не знаю, почему, но оно появилось как раз после того, как я увидела Дженерлен. Видимо, это было достаточным визуальным доказательством, что в мире очень много грязи, ненависти и уродства.
Профессор Люпин просит меня лечь спать. С трудом сдерживая слезы, я подчиняюсь ему.

Как выясниться позже, я была в аврорате примерно за час до того, как их всех уничтожили.
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: nevedomaya
2007-06-12 05:17 pm (UTC)
сорри за занудную корректировку -- за сутки до того, как всех уничтожили и за час до того, как уничтожили меня :)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: var_r_r
2007-06-12 05:18 pm (UTC)
Нет, я очень четко помню это утро.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: nevedomaya
2007-06-12 05:24 pm (UTC)
да. :)
я просто тоже очень-очень хорошо помню это утро. ;) В то утро в числе авроров пришедших за МакРейн и МакКеем была и Стюарт, а через сутки уже Гортензия Шмяксли до утра засиделась в "метлах" и видела вынос аврората.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: benedicta_r
2007-06-13 07:35 pm (UTC)
Оратор выше прав.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: var_r_r
2007-06-16 10:47 pm (UTC)
Очень мило с его стороны.))) Значит, у меня из памяти бесследно исчез целый день.
(Reply) (Parent) (Thread)